Блоги членов Совета

Заключение Общественной палаты РФ

Заключение

Общественной палаты Российской Федерации

по результатам общественной экспертизы проекта федерального закона

№47538-6 «О внесении изменений в части первую, вторую, третью и четвертую Гражданского кодекса Российской Федерации, а также в отдельные законодательные акты Российской Федерации» в части норм, касающихся деятельности средств массовой информации

Общественной палатой Российской Федерации проведена общественная экспертиза проекта федерального закона № 47538-6 «О внесении изменений в части первую, вторую, третью и четвертую Гражданского кодекса Российской Федерации, а также в отдельные законодательные акты Российской Федерации» (далее – законопроект) в части норм, касающихся деятельности средств массовой информации.

Согласно пояснительной записке к законопроекту, «проект разработан в рамках реализации Концепции развития гражданского законодательства, подготовленной в соответствии с пунктом 3 Указа Президента Российской Федерации от 18 июля 2008 г. № 1108 «О совершенствовании Гражданского кодекса Российской Федерации». В свою очередь, Концепция призывает дополнить главу 8 Гражданского кодекса Российской Федерации ("Нематериальные блага и их защита") развернутой системой детальных правовых норм, имеющих целью регулирование и (или) защиту конкретных видов нематериальных благ и личных неимущественных прав граждан».

В этих целях разработчиками Законопроекта предложены изменения в гл.8 Гражданского кодекса Российской Федерации.

Ст. 150 Гражданского кодекса Российской Федерации (далее – ГК РФ) содержит перечень нематериальных благ и основные положения об их защите. Так, неприкосновенность частной жизни, как неотчуждаемое нематериальное благо, закреплено и подлежит защите и в соответствии с действующими нормами ГК РФ и другими законами. Специальных способов защиты закон не называл, в связи с чем, физические лица, считающие, что их права нарушены, руководствовались любыми указанными в ст. 12 ГК РФ способами защиты своих прав.

Предусмотренное Концепцией направление на детальную проработку правовых норм, регулирующих и защищающих конкретные виды нематериальных благ, как видится, окажет положительное влияние на развитие гражданского законодательства. Однако, по мнению Общественной палаты Российской Федерации, предлагаемые разработчиками законопроекта конкретные формулировки статей крайне неудачны и приведут к существенным ограничениям профессиональной деятельности журналиста и средств массовой информации в целом, что может повлечь нарушение предусмотренного Конституцией Российской Федерации баланса частных и публичных интересов.

1. Предлагаемая законопроектом редакция п.1 ст.150 незначительно отличается от действующей: несколько доработан и уточнен перечень подлежащих защите нематериальных благ, в частности "право на имя" заменено указанием на "имя гражданина".

Вместе с тем, подлежали существенной доработке положения ст.19 ГК РФ («Имя гражданина»), в частности новая редакция п.4 ст.19 ГК РФ предполагает более широкий круг субъектов, обладающих правом на имя (физические лица). Однако, предлагаемая редакция п.5 ст.19 ГК РФ позволяет трактовать норму следующим образом: любое искажение имени гражданина (опечатка, техническая ошибка и т.д.) уже влечет за собой жесткие санкции, а именно, опровержение, возмещение ущерба и компенсацию морального вреда. При этом чести, достоинства или деловой репутации гражданина искажение может и не затрагивать.

2. Разработчиками законопроекта предложено дополнить ст. 152 ГК РФ «Защита чести, достоинства и деловой репутации» абзацем 3 следующего содержания: «в случаях, когда сведения, порочащие честь, достоинство или деловую репутацию гражданина, стали широко известны и опровержение невозможно довести до всеобщего сведения, гражданин вправе требовать изъятия из оборота и уничтожения без какой бы то ни было компенсации экземпляров материальных носителей, содержащих указанные сведения».

По нашему мнению, данная норма может получить негативное для средств массовой информации развитие в правоприменительной практике, поскольку жесткая мера ответственности, способная нанести непоправимый ущерб средству массовой информации (вследствие ареста и уничтожения тиража издания), ставится в зависимость от совершенно невнятных и непонятных оснований.

Исходя из буквального толкования рассматриваемой нормы, для реализации права требовать изъятия из оборота и уничтожения экземпляров материальных носителей необходимо наличие двух обстоятельств: широкая известность распространенных сведений и невозможность доведения до всеобщего сведения их опровержения. Используемые в данной норме формулировки являются оценочными понятиями.

Кроме того, помимо содержащегося в данной норме способа защиты нематериального блага (чести, достоинства и деловой репутации лица как физического, так и в силу п. 7 ст.152 ГК РФ - юридического) данная норма содержит основания наступления неблагоприятных последствий для собственника экземпляров материальных носителей в виде их изъятия из оборота и уничтожения. Данная норма получила развитие в предложенной разработчиками редакции ст. 261 ГК РФ, которая в качестве основания принудительного изъятия у собственника вещи называет «изъятие из оборота и уничтожение экземпляров материальных носителей, содержащих сведения, порочащие честь, достоинство или деловую репутацию гражданина» (пп.12 п.2 ст. 261 ГК РФ).

В действующей редакции ст. 261 ГК РФ (п.2) приведен исчерпывающий перечень оснований лишения собственника имущества помимо его воли. Причем, подпункты 1, 6 данной нормы регулируют безвозмездное изъятие имущества в качестве меры наложения юридической ответственности (гражданско-правовой, административной, уголовной). Остальные основания принудительного лишения собственника его имущества (п.2-5, 7 рассматриваемой нормы) являются возмездными.

Аналогичные последствия - изъятие из оборота и уничтожение экземпляров материальных носителей – предусмотрены ч.4 ГК РФ в качестве способа защиты исключительных прав. П.4 ст.1252 ГК РФ устанавливает: «в случае, когда изготовление, распространение или иное использование, а также импорт, перевозка или хранение материальных носителей, в которых выражены результат интеллектуальной деятельности или средство индивидуализации, приводят к нарушению исключительного права на такой результат или на такое средство, такие материальные носители считаются контрафактными и по решению суда подлежат изъятию из оборота и уничтожению без какой бы то ни было компенсации, если иные последствия не предусмотрены настоящим Кодексом». Однако данная норма находится в тесной взаимосвязи с Кодексом Российской Федерации об административных правонарушениях (далее - КоАП РФ), Уголовным кодексом Российской Федерации (далее - УК РФ) поскольку представляет собой состав публичного правонарушения (преступления). Состав правонарушения, санкция за его совершение, порядок установления и привлечения к ответственности лица, виновного в его совершении тщательным образом регламентированы КоАП РФ (ст.7.12), УК РФ (ст. 146, ст. 104.1).

Предлагаемые законопроектом дополнения ст. 261 ГК РФ, допускающие принудительное изъятие из оборота и уничтожение экземпляров материальных носителей, содержащих сведения, порочащие честь, достоинство или деловую репутацию гражданина (пункт 2 статьи 152); равно как и, содержащих изображение гражданина, полученное или используемое с нарушением закона (пункт 2 статьи 152.1); равно как и содержащих информацию о частной жизни физического лица, полученную с нарушением закона (пункт 4 статьи 152.2) предусматривают изъятие без какой либо компенсации, а соответственно, следуя логике разработчиков, должны применяться в качестве меры наложения юридической ответственности.

Гражданское законодательство предусматривает условия наступления гражданско-правовой ответственности: противоправность поведения, возникновения вреда, причинная связь между противоправным поведением и возникшим вредом и вина причинителя вреда.

Предложенная разработчиками формулировка ст. 152 ГК РФ связывает наступление неблагоприятных последствий для собственника экземпляров материальных носителей не с его виновными действиями, а с такими явлениями как «широкая известность сведений», «невозможность доведения опровержения до всеобщего сведения».

3. Предложенная редакция абз.4 п.2 ст.152 ГК РФ, предусматривающая необходимость опровержения сведений, порочащих честь, достоинство или деловую репутацию гражданина, которые оказались после их распространения доступными в сети "Интернет", способом, обеспечивающим доведение опровержения до пользователей сети «Интернет», также вызывает немало нареканий с точки зрения юридической техники и согласованности с действующим законодательством.

Формулировка рассматриваемой нормы позволяет ее вольное толкование. Нет ясности кто по мысли разработчиков считается виновным лицом – лицо, распространившее сведения, порочащие честь, достоинство, деловую репутацию гражданина, либо лицо, в последующем разместившее их в «Интернете». Предложенная редакция статьи вновь связывает наступление неблагоприятных последствий для собственника экземпляров материальных носителей не с его виновными действиями, а с такими явлениями как доступность сведений в сети «Интернет». Данная редакция рассматриваемой статьи вносит неопределенность в отношении установления виновного лица, равно как принуждения его к размещению в Сети соответствующего опровержения. По причине вольного толкования данной нормы возникают опасения, что на средство массовой информации, опубликовавшее содержащий порочащие сведения материал, будет возложена ответственность за все последующие его «перепечатки» в «Интернете».

4. Аналогичные недостатки содержит в себе предложенная формулировка п.4 ст. 152.2, предусматривающая право лица обратиться в суд с требованием об изъятии документов, видеозаписей или иных материальных носителей из оборота и их уничтожении без какой бы то ни было компенсации если на них содержится информация о частной жизни физического лица, полученная с нарушением закона. Таким образом, нарушением, исходя из формулировки рассматриваемой нормы, будет являться наличие на материальном носителе полученной с нарушением закона информации.

Вместе с тем, согласно положениям Закона Российской Федерации от 27 декабря 1991 г. № 2124-1 «О средствах массовой информации», журналист вправе пользоваться различными источниками получения информации, в том числе сообщениями информационных агентств, сообщениями и материалами, распространенными другими средствами массовой информации, сведениями из официальных выступлений должностных лиц государственных органов, организаций и общественных объединений; сведениями, содержащимися в ответе на запрос информации либо в материалах пресс-служб государственных органов, организаций, учреждений, предприятий, органов общественных объединений, и пр.

Нарушение закона при получении информации о частной жизни лица может быть допущено вышеперечисленными лицами (например, должностными лицами правоохранительных органов, распространивших информацию о частной жизни подозреваемого, обвиняемого). Таким образом, основным недостатком данной нормы является то, что разработчик не связывает наступление предусмотренной ответственности с нарушением закона, допущенным собственником материальных носителей при получении и последующем размещении информации о частной жизни лица.

5. Еще одно важное дополнение, предложенное разработчиками в законопроекте, касается охраны частной жизни гражданина.

Так, статья 152.2. «Охрана частной жизни гражданина» запрещает не только распространение и использование, но и сбор и хранение без согласия гражданина любой информации о его частной жизни. Данная норма нарушает положения Закона «О средствах массовой информации», в соответствии с которыми журналист имеет право искать, запрашивать, получать и распространять информацию. При этом перечень сведений составляющих «частную жизнь» гражданина неоправданно широк и не является исчерпывающим. Особое удивление вызывает присутствие в данном перечне «сведений об участии этого лица в судопроизводстве».

Конституционный Суд Российской Федерации в Определении от 9 июня 2005 года № 248-О указал, что в понятие «частная жизнь» включается та область жизнедеятельности человека, которая относится к отдельному лицу, касается только его и не подлежит контролю со стороны общества и государства, если она не носит противоправный характер. Факт участия гражданина в судопроизводстве никоим образом не может «касаться только его». Формулировка рассматриваемой нормы противоречит основному принципу открытости судопроизводства (ст.123 Конституции Российской Федерации) разбирательство дел во всех судах должно быть открытым, кроме ряда случаев, предусмотренных законом.

Кроме того, Федеральный закон от 22 декабря 2008 года № 262-ФЗ «Об обеспечении доступа к информации о деятельности судов в Российской Федерации» предусматривает открытость и гласность судопроизводства, размещение текстов судебных актов в сети «Интернет» (ст.15). Во исполнение данной нормы суды размещают информацию о находящихся в производстве делах посредством электронных сервисов в сети «Интернет», таким образом сведения об участии гражданина в судопроизводстве находятся в открытом доступе. Примечательно, что законодательство, направленное на защиту частной жизни граждан, в частности, Федеральный закон от 27 июля 2006 года № 152-ФЗ «О персональных данных» освобождает журналиста от обязанности заручаться согласием гражданина при их обработке, таким образом выводя профессиональную деятельность журналиста из под действия общих правил.

Однако поиск и получение информации путем обработки персональных данных является одним из способов получения журналистом информации. Исходя из логики рассматриваемой нормы (ст. 152.2) остальные способы поиска, запроса и получения информации без согласия физического лица запрещены. В то время как поиск, получение и распространение информации является основным правом журналиста.

Предложенная редакция нормы ст. 152.2 вызывает опасения, поскольку журналисты будут сталкиваться с отказами в предоставлении информации, иными препятствиями в получении информации, поскольку формулировка данной нормы позволяет ссылаться «обладателю информации» на отсутствие «государственного, общественного или иного публичного интереса» (абз.2 п.1 ст.152.2).

6. Пункт 3 статьи 152.2 запрещает использовать полученную с нарушением закона информацию о частной жизни лица, если такое использование нарушает интересы указанного лица. При этом из данной нормы не следует, распространяется ли она только на случаи использования информации без согласия гражданина либо на все случаи использования. Каким образом интересы могут быть нарушены, также неясно. Неясность формулировок приведет к тому, что публикация практически любого редакционного материала СМИ может повлечь за собой риск быть признанной нарушением закона с применением предусмотренный п.4 этой же статьи последствий: изъятие и уничтожение материальных носителей (т.е. тиражей издания).

По мнению Общественной палаты Российской Федерации принятие данной статьи в предложенной редакции повлечет за собой не только нарушение одного из основных конституционных прав граждан – право на получение информации, но и поставит под угрозу само существование средств массовой информации.

Нередко в правоприменительной практике встречаются прецеденты, когда те или иные спорные ситуации могут по-разному разрешаться в силу неопределенности норм права. Как видится, размытые, нечеткие формулировки определения частной жизни, ее границ, степени неприкосновенности, способов защиты могут породить указанные последствия.

Нельзя согласиться с тем, что введенные законопроектом ограничения средств массовой информации позволят соблюсти баланс частных и публичных интересов.

Анализ предложенных разработчиками изменений в ГК РФ показывает, что меры, направленные на охрану нематериальных благ, в том числе охрану частной жизни гражданина Российской Федерации, могут крайне негативно сказаться на осуществлении неотъемлемых прав и свобод, вплоть до ущемления базовых прав и свобод получать и распространять информацию, гарантированных Конституцией Российской Федерации.

Предложенные редакции вышеназванных статей ГК РФ в силу нарушения конституционных прав и общественных интересов не могут быть подвергнуты редакционной правке. Предлагается исключить данные статьи из предложенного проекта.

Анонсы

Видео

Специальное заседание по вопросам медицины

Фотоматериалы

Президент России