Блоги членов Совета

Пояснительная записка к проекту Федерального закона о внесении изменений в Уголовный кодекс Российской Федерации и отдельные законодательные акты РФ

Пояснительная записка 

к проекту Федерального закона о внесении изменений в Уголовный кодекс Российской Федерации и отдельные законодательные акты Российской Федерации

(в части укрепления гарантий свободы слова и массовой информации)

В соответствии со ст. 2 Уголовного кодекса Российской Федерации одной из задач кодекса является защита прав и свобод человека и гражданина. Этой задаче служит принцип справедливости уголовного закона, который заключается в том, что наказание и иные меры уголовно-правового характера, применяемые к лицу, совершившему преступление, должны быть справедливыми, то есть, помимо прочего, соответствовать характеру и степени общественной опасности преступления. Особенное значение этот принцип приобретает в тех случаях, когда требуется найти баланс конституционных прав и свобод, защищаемых нормами уголовного закона, таких как право на охрану достоинства личности и право на свободу слова и массовой информации. В этой связи предлагается внести изменения в Уголовный кодекс Российской Федерации, Уголовно-процессуальный кодекс Российской Федерации, Кодекс Российской Федерации об административных правонарушениях и Гражданский кодекс Российской Федерации.

Клевета

Действующая редакция ст.128.1 УК РФ является неопределенной и допускающей произвольное толкование с одной стороны, а с другой - ее санкции чрезмерны и имеют сковывающий эффект в отношении желания и возможности выполнения журналистами своего профессионального долга.

Ч.4 ст.128.1 УК РФ устанавливает ответственность за клевету, соединенную с обвинением в совершении «преступления сексуального характера», несмотря на то, что в Уголовном кодексе отсутствует определение такого рода преступлений. Деяния, перечисленные в главе 18 кодекса «Преступления против половой неприкосновенности и половой свободы личности», в силу принципов законности и правовой определенности не могут рассматриваться как преступления сексуального характера в целях ст.128.1 УК РФ.

Ч.4 ст.128.1 УК РФ также устанавливает ответственность за клевету о том, что лицо страдает заболеванием, представляющим опасность для окружающих. Данная норма является явно дискриминационной по признаку наличия у лица заболевания, упомянутого в Постановлении Правительства РФ от 1 декабря 2004 года №715 «Об утверждении перечня социально значимых заболеваний и заболеваний, представляющих опасность для окружающих». Среди таких заболеваний перечислены ВИЧ-инфекция, гепатит В и С, туберкулез, заболевания, передающиеся половым путем, малярия и ряд других.

Тем самым государством на уровне федерального закона декларируется положение о том, что наличие такого рода заболевания порочит человека, то есть ставится в один ряд с нарушением законов, совершением нечестного поступка, недобросовестном поведением. Указанная норма нарушает конституционные права граждан на равенство перед законом и судом и на охрану достоинства личности, усиливая социальную стигматизацию лиц, страдающих некоторыми тяжелыми заболеваниями.

В соответствии с ч.3 ст.5 Федерального закона от 21 ноября 2011 года №323-ФЗ «Об основах охраны здоровья граждан в Российской Федерации» государство гарантирует гражданам защиту от любых форм дискриминации, обусловленной наличием у них каких-либо заболеваний.

Специальная норма ст.17 Федерального закона от 30 марта 1995 года №38-ФЗ «О предупреждении распространения в Российской Федерации заболевания, вызываемого вирусом иммунодефицита человека (ВИЧ-инфекции)» запрещает дискриминацию граждан на основании наличия у них ВИЧ-инфекции.

Ст.14 Конвенции о защите прав человека и основных свобод запрещает какую бы то ни было дискриминацию по любым признакам. При этом дискриминация может выражаться не только в установлении конкретных ограничений на реализацию прав и свобод, но и в поощрении государством предрассудков, направленных против определенных социальных групп, что имеет место в случае с рассматриваемой нормой закона. Позиция Европейского Суда по правам человека относительно критериев дискриминации, заключается в том, что косвенная дискриминация возникает тогда, когда существует «общий политический курс или мера, непропорционально предвзято воздействующие на определенную группу, несмотря на то, что такой курс/мера не направлен/a специально на эту группу» (см. Постановление по делу «Хью Джордан против Соединенного Королевства», № 24746/94, 4 мая 2001, §154), причем запретительные положения Конвенции распространяются в том числе и на косвенную дискриминацию.

Ч.5 ст. 128.1 УК РФ предусматривает наказание за клевету, соединенную с обвинением лица в совершении тяжкого и особо тяжкого преступления. То есть, согласно ст. 15 УК РФ — умышленных деяний, за которые Кодексом предусмотрено максимальное наказание в виде лишения свободы на срок свыше 5 лет. Под эту категорию попадают наиболее распространенные должностные преступления, такие как злоупотребление должностными полномочиями, превышение должностных полномочий, получение и дача взятки и ряд других. Именно эти преступления как правило становятся предметом журналистских расследований, а значит ст.128.1 в наибольшей степени угрожает именно журналистам, ведущим такие расследования.

Избыточными представляются также предельные размеры наказания, установленные ст.128.1 УК РФ. Максимальная санкция предусматривает штраф до 5 миллионов рублей либо обязательные работы до 480 часов. Представляется, что несмотря на формальное смягчение по сравнению с прежней редакцией ст.129 УК РФ, предусматривавшей наказание в виде лишения свободы, данная санкция фактически является более строгой. Ранее, в случае привлечения к уголовной ответственности за клевету, особенно впервые, обвиняемый, как правило, мог рассчитывать на условное наказание. В настоящее время по ч.5 ст.128.1 УК РФ может быть назначен максимально возможный по уголовному законодательству штраф. Выплата такого штрафа, кроме того, может существенно повлиять на возможности осужденного компенсировать потерпевшему вред, причиненный преступлением.

Кроме того, при решении вопроса об установлении уголовной ответственности за клевету необходимо учитывать, что лицо, считающее свои права и законные интересы нарушенными в результате распространения не соответствующей действительности порочащей информации, в наибольшей степени заинтересовано в восстановлении нарушенного права и возмещении причиненного вреда. Эффективный механизм достижения обеих целей предоставляет Гражданский кодекс Российской Федерации и законодательство о средствах массовой информации, предусматривающие опровержение ложных сведений и возмещение вреда, причиненного их распространением.

При таких обстоятельствах действующая редакция статьи о клевете, устанавливающая ответственность за распространению любых заведомо ложных сведений, порочащих честь и достоинство другого лица вне зависимости от характера таких сведений, даже в случаях, когда речь идет о политической дискуссии, представляется избыточной и непропорционально ограничивающей свободу выражения мнения.

В соответствии с правовой позицией Верховного Суда Российской Федерации, высказанной в Постановлении Пленума от 24 февраля 2005 года №3 «О судебной практике по делам о защите чести и достоинства граждан, а также деловой репутации граждан и юридических лиц» судам следует иметь в виду, что в соответствии со статьями 3 и 4 Декларации о свободе политической дискуссии в СМИ, принятой 12 февраля 2004 г. на 872-м заседании Комитета Министров Совета Европы, политические деятели, стремящиеся заручиться общественным мнением, тем самым соглашаются стать объектом общественной политической дискуссии и критики в СМИ. Государственные должностные лица могут быть подвергнуты критике в СМИ в отношении того, как они исполняют свои обязанности, поскольку это необходимо для обеспечения гласного и ответственного исполнения ими своих полномочий. Данный принцип должен быть применен и в уголовном законодательстве.

Более того, Европейский Суд по правам человека указывал, что «журналистская свобода включает и возможность прибегнуть к некоторой степени преувеличения или даже провокации» (см. Постановление по делу «Прагер и Обершлик против Австрии» №15974/90, 22 марта 1995, §38).

По мнению авторов законопроекта, реальный риск злоупотреблений и произвольного применения ст.128.1 УК РФ для оказания давления на журналистов, проводящих журналистские расследования, многократно перевешивает сомнительную необходимость существования в демократическом обществе столь широкой трактовки понятия уголовно наказуемой клеветы.

Учитывая изложенное, авторы законопроекта полагают необходимым изменение диспозиции ст. 128.1 Уголовного кодекса Российской Федерации и установление уголовной ответственности за клевету о частной жизни другого лица, а также соответствующее смягчение санкций за такие деяния.

Кроме того, по уголовным делам о клевете без субъективной оценки потерпевшего невозможно составить представление о характере и тяжести причиненного преступлением вреда. Данное обстоятельство в равной мере относится к простой клевете и клевете в средствах массовой информации. В это связи представляется целесообразным отнесение таких деяний к категории дел частного обвинения, что требует соответствующего изменения части 2 статьи 20 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации.

Воспрепятствование законной профессиональной деятельности журналистов

Действующая редакция ст.144 УК РФ, предусматривающая ответственность за принуждение к распространению или отказу от распространения информации, не позволяет эффективно защищать журналистов как лиц, выполняющих общественный долг. Это подтверждается тем, что несмотря на многочисленные случаи нарушения прав журналистов, уголовные дела по данной статье возбуждаются крайне редко, а число приговоров не превышает 1-2 в год.

Фактически уголовно наказуемым является лишь нарушение права журналиста на свободное распространение информации. Однако реализация указанного права лишь завершает журналистскую работу; публикации предшествует поиск, сбор и обработка информации, представляющей общественный интерес. Закон Российской Федерации от 27 декабря 1991 года №2124-I «О средствах массовой информации» гарантирует журналистам разнообразные права, среди которых право искать, запрашивать, получать и распространять информацию, право посещать государственные органы и организации, предприятия и учреждения, право получать доступ к документам и материалам, право производить записи, в том числе с использованием средств аудио- и видеотехники, кино- и фотосъемки, право излагать свои личные суждения и оценки в сообщениях и материалах, предназначенных для распространения за его подписью, а также ряд иных необходимых прав.

Все перечисленные права равно важны для реализации конституционной свободы массовой информации, а следовательно наряду с правом на распространение информации должны быть защищены средствами уголовного закона.

В этой связи авторы законопроекта полагают необходимым изменение диспозиции ст.144 Уголовного кодекса Российской Федерации.

Преследование граждан за критику

Развитие Интернета стимулировало обмен общественно значимой информацией между гражданами. Фактически в настоящее время блоги и социальные сети в значительной степени занимают место традиционных СМИ, а их пользователи нередко выполняют функции журналистов, несмотря на отсутствие удостоверения и редакционного задания. Это означает, что подвергаясь тем же рискам, что и журналисты, они в то же время лишены гарантий и правовых средств защиты, доступных последним. При этом, критические материалы о деятельности органов государственной власти, должностных лиц и корпораций, публикуемые гражданами, представляют собой часть публичной дискуссии по вопросам очевидно представляющим общественный интерес.

Кроме того, ч.2 ст.45 Конституции РФ гарантирует каждому право защищать свои права и свободы всеми способами, не запрещенными законом. Вынесение на публичное обсуждение критических мнений и замечаний по поводу деятельности государственных и муниципальных органов и должностных лиц, следовательно, является законной формой защиты нарушенных прав граждан.

Ст.33 Конституции РФ гарантирует гражданам право на обращение в государственные органы и органы местного самоуправления. Ст.6 Федерального закона от 2 мая 2006 года №59-ФЗ «О порядке рассмотрения обращений граждан Российской Федерации» запрещает преследование гражданина в связи с его обращением в государственный орган, орган местного самоуправления или к должностному лицу с критикой деятельности указанных органов или должностного лица. Однако отсутствие наказания за преследование граждан делает эту норму фактически неприменимой.

Между тем, Конституционный Суд РФ в Постановлении от 18 июля 2012 г. №19-П «По делу о проверке конституционности части 1 статьи 1, части 1 статьи 2 и статьи 3 Федерального закона «О порядке рассмотрения обращений граждан Российской Федерации» в связи с запросом Законодательного Собрания Ростовской области» подтвердил, что положения Конституции РФ требуют от государства максимально широких гарантий реализации конституционных прав и свобод, с тем чтобы они были не иллюзорными, а реально действующими и эффективными.

В этой связи авторы законопроекта полагают актуальным возвращение в законодательство нормы об ответственности за преследование граждан и организацией за критику, для чего предлагают дополнить Уголовный кодекс Российской Федерации ст.144.1.

Оскорбление представителя власти

Публичное оскорбление представителя власти (ст.319 УК РФ) относится к преступлениям против государственной власти, однако фактически используется государственными должностными лицами для преследования граждан за критику. Однако, несмотря на то, что критика может быть выражена в жесткой и резкой форме, таковы требования свободы слова в демократическом обществе.

Европейский Суд по правам человека неоднократно указывал, что свобода слова охватывает не только «информацию» или «идеи», которые встречаются благоприятно или рассматриваются как безобидные либо нейтральные, но также и такие, которые оскорбляют, шокируют или внушают беспокойство (см., например, Постановление по делу «Хэндисайд против Соединенного Королевства», № 5493/72, 7 декабря 1976 года, §49).

Несмотря на декриминализацию обычного оскорбления (ст.130 УК РФ) и перевод данного деяния в разряд административных правонарушений (ст.5.61 КоАП РФ), ответственность за оскорбление представителя власти по-прежнему остается в Уголовном кодексе. Между тем, после признания утратившей силу ст.130 УК РФ из Кодекса исчезло определение оскорбления как «унижения чести и достоинства другого лица, выраженное в неприличной форме», освободив сторону обвинения от необходимости доказывать факт унижения чести и достоинства, а также неприличную форму выражения.

Таким образом в настоящее время в уголовном законе отсутствует определение понятия «оскорбление», что может приводить к произвольному правоприменению и явно противоречит принципам законности и правовой определенности, не позволяя гражданам с достаточной степенью обоснованности предвидеть последствия своих поступков. Применение в уголовном судопроизводстве легального определения оскорбления, данного в КоАП, невозможно, поскольку ч.2 ст.3 УК РФ запрещает применение уголовного закона по аналогии.

В этой связи авторы законопроекта полагают необходимым исключение из уголовного законодательства ст. 319 и включение соответствующей статьи 19.35 в Кодекс Российской Федерации об административных правонарушениях.

Основания компенсации морального вреда

Действующая редакция статьи 1100 ГК РФ устанавливает, что компенсация морального вреда осуществляется независимо от вины причинителя вреда, в частности, в случаях, когда вред причинен распространением сведений, порочащих честь, достоинство и деловую репутацию. Однако, в соответствии с положениями ст.151 ГК РФ при определении размеров компенсации морального вреда суд принимает во внимание степень вины нарушителя и иные заслуживающие внимания обстоятельства. Сочетание указанных норм порождает явную правовую неопределенность относительно определения основания и размеров компенсации морального вреда, причиненного распространением не соответствующих действительности порочащих сведений. Между тем, как указал Конституционный Суд Российской Федерации в Постановлении от 25.04.1995 года №3-П, «общеправовой критерий определенности, ясности, недвусмысленности правовой нормы вытекает из конституционного принципа равенства всех перед законом и судом (ст. 19 Конституции РФ), поскольку такое равенство может быть обеспечено лишь при условии единообразного понимания и толкования нормы всеми правоприменителями. Неопределенность содержания правовой нормы, напротив, допускает возможность неограниченного усмотрения в процессе правоприменения и неизбежно ведет к произволу, а значит - к нарушению принципов равенства, а также верховенства закона».

В связи с этим авторы законопроекта предлагают исключить из перечня оснований безусловной компенсации морального вреда распространение сведений, порочащих честь, достоинство и деловую репутацию, изменив соответствующим образом ст.1100 Гражданского кодекса Российской Федерации.

Внесение изменений в Закон Российской Федерации «О средствах массовой информации».

Статья 5 законопроекта нацелена на повышение прозрачности деятельности органов государственной власти и органов местного самоуправления, а также обеспечение добросовестности деятельности редакций средств массовой информации.

Законопроектом предусматривается обязанность руководителей органов государственной власти и местного самоуправления рассматривать критические материалы о работе соответствующих органов и сообщать гражданам об итогах рассмотрения этих материалов.

Определяются также общие принципы саморегулирования в сфере массовой информации.

Уточняются основания освобождения редакции, главного редактора, журналиста от ответственности за непредумышленное разглашение в средстве массовой информации государственной или иной охраняемой законом тайны.

Все содержащиеся в законопроекте нормы имеют целью укрепление гарантий свободы слова и массовой информации, повышение доверия к СМИ.

Проект

Федеральный закон

О внесении изменений в Уголовный кодекс Российской Федерации и отдельные законодательные акты Российской Федерации

(в части укрепления гарантий свободы слова и массовой информации)

Статья 1.

Внести в Уголовный кодекс Российской Федерации (Собрание законодательства Российской Федерации, 1996, № 25, ст. 2954; 2003, № 50, ст. 4848; 2009, № 31, ст. 3921; № 52, ст. 6453; 2010, № 49, ст. 6412; 2012, № 10, ст. 1166) следующие изменения:

1. Статью 128.1 изложить в следующей редакции:

«1. Клевета, то есть умышленное распространение заведомо ложных сведений о частной жизни другого лица с целью опорочить его честь и достоинство, -

наказывается штрафом в размере до сорока тысяч рублей или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период до одного месяца либо обязательными работами на срок до ста шестидесяти часов.

2. Клевета, содержащаяся в публичном выступлении, публично демонстрирующемся произведении или средствах массовой информации, -

наказывается штрафом в размере до ста двадцати тысяч рублей или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период до четырех месяцев либо обязательными работами на срок до двухсот сорока часов».

2. Часть 1 статьи 144 изложить в следующей редакции:

«1. Умышленное воспрепятствование в какой бы то ни было форме законной профессиональной деятельности журналистов, а равно принуждение их к распространению либо отказу от распространения информации –

наказывается штрафом в размере до восьмидесяти тысяч рублей или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период до шести месяцев, либо обязательными работами на срок до трехсот шестидесяти часов, либо исправительными работами на срок до одного года».

3. Дополнить статьей 144.1 следующего содержания:

«Статья 144.1. Преследование за критику

1. Умышленное нарушение прав и охраняемых законом интересов граждан и организаций в связи с критикой ими должностных лиц, органов государственной власти или органов местного самоуправления, в том числе размещенной в средствах массовой информации, сети Интернет или иных информационно-коммуникационных сетях -

наказывается штрафом в размере от ста тысяч до трехсот тысяч рублей или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период от шести месяцев до одного года, либо обязательными работами на срок до двухсот сорока часов, либо исправительными работами на срок до одного года с лишением права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью на срок до трех лет или без такового.

2. То же деяние, причинившее существенный вред правам и охраняемым законом интересам граждан или организаций, -

наказывается штрафом в размере от пятисот тысяч до двух миллионов рублей или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период от одного года до трех лет, либо обязательными работами на срок до четырехсот восьмидесяти часов, либо исправительными работами на срок до двух лет с лишением права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью на срок до трех лет или без такового».

4. Статью 319 признать утратившей силу.

Статья 2

Внести в Уголовно-процессуальный кодекс Российской Федерации (Собрание законодательства Российской Федерации, 2001, № 52, ст. 4921; 2002, № 22, ст. 2027; № 30, ст. 3015; 2003, № 27, ст. 2706, 2708; 2007, № 18, ст. 2118; № 24, ст. 2830, 2833; 2008, № 49, ст. 5724; № 52, ст. 6235; 2009, №29, ст. 3613; 2010, № 49, ст. 6414; 2011, № 1, ст. 16) следующее изменение:

1. В части 2 статьи 20 слова «Уголовные дела о преступлениях, предусмотренных статьями 115 частью первой, 116 частью первой, 128.1 частью первой Уголовного кодекса Российской Федерации» заменить словами «Уголовные дела о преступлениях, предусмотренных статьями 115 частью первой, 116 частью первой, 128.1 Уголовного кодекса Российской Федерации».

Статья 3

Внести в Кодекс Российской Федерации об административных правонарушениях (Собрание законодательства Российской Федерации, 2002, № 1, ст.1; № 30, ст. 3029; 2003, № 27, ст. 2700, 2708, 2717; № 46, ст. 4434; № 50, ст. 4847; 2004, № 31, ст. 3229; № 34, ст. 3529, 3533; № 44, ст. 4266; 2005, № 1, ст. 13, 40, 45; № 13, ст. 1075, 1077; № 19, ст. 1752; № 27, ст. 2719, 2721; № 30, ст. 3104, 3131; № 50, ст. 5247; 2006, № 1, ст. 10; № 17, ст. 1776; № 18, ст. 1907; № 19, ст. 2066; № 31, ст. 3420, 3438; № 45, ст. 4634, 4641; № 52, ст. 5498; 2007, № 16, ст. 1825; № 26, ст. 3089; № 30, ст. 3755; № 31, ст. 4007, 4008, 4015; № 41, ст. 4845; № 46, ст. 5553; 2008, № 20, ст. 2251; № 30, ст. 3604; № 49, ст. 5745; № 52, ст. 6235, 6236; 2009, № 7, ст. 777, № 23, ст. 2759; № 26, ст. 3120; № 29, ст. 3597, 3642; № 30, ст. 3739; № 48, ст. 5711, 5724; № 52, ст. 6412; 2010, № 1, ст. 1; № 19, ст. 2291; № 21, ст. 2525; № 23, ст. 2790; № 25, ст. 3070; № 27, ст. 3416; № 30, ст. 4002, 4006, 4007; № 31, ст. 4158, 4164, 4193, 4206 - 4208; № 41, ст. 5192; № 46, ст. 5918; 2011, № 1, ст. 10, 23; № 7, ст. 901; № 15, ст. 2039; № 17, ст. 2310; № 19, ст. 2714, 2715; № 23, ст. 3260; № 27, ст. 3873; № 29, ст. 4290; № 30, ст. 4585, 4590, 4598, 4600, 4601, 4605) следующие изменения:

1. Абзац первый части 1 статьи 3.5 изложить в следующей редакции:

«1. Административный штраф является денежным взысканием, выражается в рублях и устанавливается для граждан в размере, не превышающем пяти тысяч рублей, в случаях, предусмотренных статьей 14.1.2, частью 2.1 статьи 14.16, статьей 19.35 настоящего Кодекса, - пятидесяти тысяч рублей, а в случаях, предусмотренных статьями 5.38, 20.2, 20.2.2, 20.18, частью 4 статьи 20.25, частью 2 статьи 20.28 настоящего Кодекса, - трехсот тысяч рублей; для должностных лиц - пятидесяти тысяч рублей, в случаях, предусмотренных статьей 14.1.2, статьей 19.35 настоящего Кодекса, - ста тысяч рублей, в случаях, предусмотренных частью 2.1 статьи 14.16 настоящего Кодекса, - двухсот тысяч рублей, а в случаях, предусмотренных статьями 5.38, 19.34, частями 1 - 4 статьи 20.2, статьями 20.2.2, 20.18 настоящего Кодекса, - шестисот тысяч рублей; для юридических лиц - одного миллиона рублей, а в случаях, предусмотренных статьями 14.40, 14.42, статьей 19.35 настоящего Кодекса, - пяти миллионов рублей, или может выражаться в величине, кратной:»

2. Дополнить статьей 19.35 следующего содержания:

«Статья 19.35. Оскорбление представителя власти.

Публичное оскорбление представителя власти при исполнении им своих должностных обязанностей или в связи с их исполнением -

влечет наложение административного штрафа на граждан в размере от пяти тысяч до десяти тысяч рублей; на должностных лиц - от пятидесяти тысяч до ста тысяч рублей; на юридических лиц - от пятисот тысяч до семисот тысяч рублей.

Примечание. Представителем власти в настоящей статье признается должностное лицо органа государственной власти или местного самоуправления, наделенное в установленном законом порядке распорядительными полномочиями в отношении лиц, не находящихся от него в служебной зависимости».

Статья 4

Внести в часть вторую Гражданского кодекса Российской Федерации (Собрание законодательства Российской Федерации, 1996, № 5, ст. 410) следующие изменения:

1. В статье 1100 слова «вред причинен распространением сведений, порочащих честь, достоинство и деловую репутацию» исключить.

Дополнить частью второй следующего содержания:

«В случаях, когда вред причинен распространением сведений, порочащих честь, достоинство и деловую репутацию, компенсация морального вреда осуществляется в зависимости от степени вины причинителя вреда.».

Статья 5

Внести в Закон Российской Федерации от 27 декабря 1991 года № 2124-1 «О средствах массовой информации» (Ведомости Съезда народных депутатов Российской Федерации и Верховного Совета Российской Федерации, 1992, № 7, ст. 300; Собрание законодательства Российской Федерации, 1995, № 30, ст. 2870; 2000, № 26, ст. 2737; 2002, № 30, ст. 3029; 2006, № 31, ст. 3452; № 43, ст. 4412; 2007, № 31, ст. 4008) следующие изменения и дополнения:

1. Статью 39 дополнить частью второй следующего содержания:

«Редакция вправе требовать от руководителя соответствующего органа государственной власти или органа местного самоуправления ответа на критическое сообщение или материал, распространенный в данном средстве массовой информации.

Руководители органов государственной власти и органов местного самоуправления не позднее двухнедельного срока с момента получения от редакции средства массовой информации текста либо копии распространенного в нем критического сообщения или материала обязаны направить в редакцию ответ об итогах рассмотрения данного сообщения или материала».

2. Дополнить статьей 52.2 следующего содержания:

«Статья 52.2. Саморегулирование в сфере массовой информации

Саморегулирование в сфере массовой информации осуществляется общественными организациями, объединяющими журналистов, и их органами, к компетенции которых относится рассмотрение информационных споров.

Организации и их органы, указанные в части первой настоящей статьи:

привлекаются к участию в разработке нормативных правовых актов;

проводят независимую экспертизу материалов и сообщений средств массовой информации на предмет установления их соответствия требованиям законодательства Российской Федерации о средствах массовой информации, а также правилам профессиональной этики;

привлекаются регистрирующими органами к осуществлению контроля за соблюдением законодательства Российской Федерации о средствах массовой информации;

разрешают информационные споры и жалобы, связанные с нарушением правил профессиональной этики, в том числе касающиеся освещения судебной деятельности в средствах массовой информации;

направляют в органы прокуратуры материалы, обращаются в регистрирующие органы, предъявляют в установленном порядке иски в суд, арбитражный суд в интересах, как производителей, так и потребителей продукции средств массовой информации, в том числе неопределенного круга таких лиц, в случае нарушения их прав, предусмотренных законодательством Российской Федерации о средствах массовой информации;

кодифицируют правила профессиональной этики журналистов.».

3. Дополнить статью 57 частями третьей и четвертой следующего содержания:

«В случае непредумышленного разглашения в средстве массовой информации государственной или иной специально охраняемой законом тайны ответственность возлагается на лиц, которым она была доверена или стала известна по службе, работе, учебе или в иных случаях, предусмотренных законодательством Российской Федерации, и которые разгласили ее редакции, главному редактору или журналисту. Если лицо, получившее сведения, составляющие специально охраняемую законом тайну, не было официально уведомлено о недопустимости ее разглашения, то оно не несет ответственности за ее разглашение в средстве массовой информации.

Положения настоящей статьи, а равно статьи 56 настоящего Закона распространяются на учредителя и собственника средства массовой информации в той части, в какой настоящим Законом, уставом редакции или заменяющим его договором допускается возможность их вмешательства в содержание средства массовой информации».

4. Часть первую статьи 61 дополнить пунктом 5) следующего содержания:

«5) несоблюдение должностными лицами органов государственной власти или органов местного самоуправления установленного частью третьей статьи 39 настоящего Закона порядка ответа на критические сообщения и материалы, распространенные в средствах массовой информации».

Статья 6

Настоящий Федеральный закон вступает в силу со дня его официального опубликования.

Анонсы

Видео

Специальное заседание по вопросам медицины

Фотоматериалы

Президент России