Блоги членов Совета

Заявление Международной общественной организации "Мемориал" в суд, обжалующее прокурорскую проверку

Международная общественная организация “МЕЖДУНАРОДНОЕ ИСТОРИКО-ПРОСВЕТИТЕЛЬСКОЕ,

БЛАГОТВОРИТЕЛЬНОЕ И ПРАВОЗАЩИТНОЕ ОБЩЕСТВО “МЕМОРИАЛ”

127051, Москва, Малый Каретный пер., д.12

(495) 650-78-83, факс (495) 609-06-94

e-mail: nipc@memo.ru, http:\\ www.memo.ru

ММ-148

Дата

08.04.2013

В Замоскворецкий районный суд г. Москвы

Ул. Татарская, 1, 115184, Москва

Международной общественной организации «Международное историко-просветительское, благотворительное и правозащитное общество «Мемориал»(в лице Председателя Правления — Рогинского Арсения Борисовича, действующего на основании Устава), расположенного по адресу: Мал. Каретный пер., 12 127051, Москва

Государственный орган, чьи действия и решения оспариваются:

Прокуратура г. Москвы,

ул. Новокузнецкая, 27, 115184, Москва

ЗАЯВЛЕНИЕ

об оспаривании действий и решений Прокуратуры г. Москвы

(в порядке гл. 25 ГПК РФ)

В неустановленный день Прокуратурой г. Москвы принято решение о проведении проверки исполнения действующего законодательства Международной общественной организацией «Международное историко-просветительское, благотворительное и правозащитное общество «Мемориал»» (далее — Международный Мемориал).

21 марта 2013 г. заместителем Прокурора г. Москвы А.Ю.Захаровым было составлено письмо в Международный Мемориал, которым на последний возлагалась обязанность предоставить прокурору отдела прокуратуры г. Москвы следующие документы:

· учредительные, уставные документы;

· сведения об учредителе;

· документы, раскрывающие источники поступления средств и иного имущества, их государственную принадлежность, цели, на которые выделялись средства, их общую сумму за 2011-2012 гг.

· документы (сведения об отчетности с отметкой о направлении в Министерство юстиции РФ), подтверждающие своевременность и полноту представления отчетов, и документы о расходовании денежных средств и об использовании иного имущества, полученных для осуществления деятельности организации;

· иные документы, касающиеся деятельности некоммерческой организации за период с 2010 по 2012 гг.

Обязанность предоставить указанные документы мотивировалась положениями ст. ст. 6 и 22 Федерального закона от 17.01.1992 г. № 2202-1 «О прокуратуре Российской Федерации» (далее — «Закон о прокуратуре»).

В тот же день, 21 марта 2013 г., указанное письмо было вручено Международному Мемориалу. С момента вручения письма началась проверка. Как было указано в письме, в проверке участвовали представители Министерства юстиции РФ и Федеральной налоговой службы РФ.

Международный Мемориал не получил никаких разъяснений о фактических основаниях, послуживших поводом для проверки, и о пределах проверки, в частности, о конкретном законе или отрасли законодательства, соблюдение которых проверялось.

21-29 марта 2013 г. Международный Мемориал предоставил истребованные Прокуратурой г. Москвы документы общим объемом 3995 (три тысячи девятьсот девяносто пять) листов.

Международный Мемориал полагает, что решение Прокуратуры г. Москвы о проведении проверки и действия прокуроров Прокуратуры г. Москвы, а также привлеченных ими при ее проведении специалистов других ведомств незаконны, поскольку противоречат положениям ст. ст. 21 и 22 Закона о прокуратуре, нарушают права Международного Мемориала, гарантированные ч. 1 ст. 30 Конституции РФ и ст. 11 Конвенции о защите прав человека и основных свобод. Непредоставление со стороны проверяющих инстанций информации об основаниях для проведения проверки нарушает также ч. 2 ст. 24 Конституции РФ, гарантирующую право каждого на ознакомление с документами и материалами, непосредственно затрагивающими его права и свободы.

Нарушение прав Международного Мемориала

Проверка, проводившаяся Прокуратурой г. Москвы в Международном Мемориале, необоснованно нарушает право на свободу объединений, гарантированное ч. 1 ст. 30 Конституции РФ и ст. 11 Конвенции о защите прав человека и основных свобод.

Содержание данного права охватывает не только свободу создания объединений, но и недопустимость ограничений их деятельности иначе как в предусмотренных законом порядке и случаях, когда это необходимо в конституционно одобряемых целях. Между тем, проводившаяся без объяснения каких-либо оснований проверка повлекла ряд препятствий для нормальной деятельности организации. Так, Международный Мемориал был вынужден отвлекать сотрудников от основной работы. В общей сложности проверка потребовала отвлечения исполнительного директора, главного бухгалтера и секретаря в течение семи рабочих дней. Кроме того, за собственные средства Международный Мемориал был вынужден организовать копирование большого объема документов, что привело к затратам на бумагу и тонеры. Тем самым безосновательно, вне всякой связи с допустимыми лишь по результатам проверки мерами прокурорского реагирования и даже до их принятия права Международного Мемориала были явно нарушены. При этом не были гарантированы права Международного Мемориала как проверяемой организации, поскольку решение Прокуратуры г. Москвы о проведении проверки и действия прокуроров Прокуратуры г. Москвы осуществлены с явным нарушением положений ст. ст. 21 и 22 Закона о прокуратуре. Одни только ссылки на эти нормы не могут рассматриваться как подтверждающие правомерные основания для проведения проверки, т.к. вытекающие из них требования не были соблюдены Прокуратурой г. Москвы при принятии решения и проведении проверки, а именно:

  • не указаны основания проведения проверки;
  • состав участников проверки не соответствует требованиям закона;
  • пределы проверки не определены и не являются соразмерными допустимым целям ограничения прав;
  • Прокуратурой г. Москвы запрашивались документы, которые она могла получить от государственных органов, т.е. без возложения обязанности их представления на проверяемую организацию.

Ст. 22 Закона о прокуратуре не отвечает требованиям к качеству закона, который может служить основанием для проверки

Ст. 22 Закона о прокуратуре предоставляет широкое, ничем не ограниченное усмотрение прокурорам при принятии решений о проведении проверок организаций, что несовместимо с требованиями принципа правовой определенности, закрепленного, в частности, в ст. 11 Конвенции о защите прав человека и основных свобод и являющегося необходимой предпосылкой равенства всех перед законом и судом, предусмотренного ст. 19 Конституции РФ.

Конституционный Суд РФ в Постановлении от 18 февраля 2000 г. по делу о проверке некоторых положений Закона о прокуратуре указал, что в нем не закреплены ни сроки, ни процедуры проверок, осуществляемых органами прокуратуры в порядке общего надзора и поэтому «защита непосредственно затрагиваемых такими проверками прав граждан тем более должна реально обеспечиваться правосудием». Эта правовая позиция Конституционного Суда РФ подтверждает, что ст. 22 Закона о прокуратуре, не регулирующая достаточным образом осуществление прокурорами их дискреционных полномочий, не является нормой, позволяющей проверяемым организациям предвидеть пределы возможных ограничений их прав, связанные с прокурорскими проверками, а, значит, не исключает произвол.

Действительно, при проведении проверки отсутствуют гарантии прав проверяемой организации от неправомерного и непропорционального вмешательства в ее деятельность. Так, не предусмотрены ни право быть уведомленным о проверке заранее и в разумный срок, ни обязанность прокуроров максимально использовать данные, имеющиеся в публичном доступе и в государственных органах, ни необходимые ограничения пределов проверки (как это, например, имеет место в. ст. ст. 10-15 Федерального закона от 26 декабря 2008 г. № 294-ФЗ «О защите прав юридических лиц при осуществлении государственного контроля (надзора) и муниципального контроля»).

Соответственно, нельзя считать, что ст. 22 Закона о прокуратуре отвечает требованиям «качества закона», закрепленным в Конвенции о защите прав человека и основных свобод (Постановление Европейского Суда по правам человека по делу Крюслен против Франции от 24 апреля 1990 г., Серия А № 176-А, пп. 35-36), и, следовательно, данная норма не может признаваться достаточным правовым основанием для проведения прокурорских проверок, что относится и к проверке, проводившейся в Международном Мемориале.

Требования ст. ст. 21 и 22 Закона о прокуратуре не были соблюдены

Отсутствие законных оснований для проведения проверки

В соответствии с абз. 2 п. 2 ст. 21 Закона о прокуратуре «проверки исполнения законов проводятся на основании поступившей в органы прокуратуры информации о фактах нарушения законов, требующих принятия мер прокурором»; согласно же абз. 2 п.1 ст. 22 проверка таких фактов возможна только «по поступившим в органы прокуратуры материалам и обращениям». Таким образом, для принятия прокурором решения о проведении проверки исполнения законов требуется соблюдение трех следующих условий:

  • в прокуратуру должна поступить информация о фактах, позволяющая предположить наличие нарушения закона, содержащаяся в соответствующем обращении и материалах;
  • должен существовать конкретный закон, который мог быть нарушен;
  • проверка направлена на выявление оснований для принятия именно мер прокурорского реагирования, а не для обоснования каких-либо иных мер, относящихся к компетенции других органов власти.

Последнее требование обусловлено тем, что в соответствии с абз. 1 п. 2 ст. 21 Закона о прокуратуре при осуществлении надзора за исполнением законов органы прокуратуры не подменяют иные государственные органы.

В данном деле письмо зам. Прокурора г. Москвы от 21 марта 2013 г. не содержало ссылки на информацию о фактах нарушения законов, поступившую в Прокуратуру г. Москвы, как основание для проведения проверки. Устно было пояснено, что проверка проводится в соответствии с поручением Генеральной прокуратуры РФ, однако поручение Генеральной прокуратуры РФ не указано среди оснований проведения проверки.

Кроме того, письмо зам. Прокурора г. Москвы от 21 марта 2013 г. не указывало, проверка соблюдения каких конкретно законов будет проводиться прокурорами Прокуратуры г. Москвы. Указание, что проводится проверка «исполнения федерального законодательства» недостаточно, поскольку оно включает все нормы права, действующие на территории Российской Федерации. Это - чрезмерно широкий предмет проверки, не согласующийся с требованиями п. 2 ст. 21 Закона о прокуратуре, которая допускает возможность проведения проверок прокурорами лишь в тех случаях, когда иные государственные органы не компетентны осуществлять необходимый контроль. .

Соответственно, решение Прокуратуры г. Москвы о проведении проверки «исполнения федерального законодательства» Международным Мемориалом на основании одного лишь поручения Генеральной прокуратуры РФ, без получения какого бы то ни было обращения и материалов, содержащих информацию о фактах нарушения законов, противоречит требованиям п. 2 ст. 21 и п. 1 ст. 22 Закона о прокуратуре.

Незаконный состав участников проверки

В письме зам. Прокурора г. Москвы от 21 марта 2013 г. указывается, что проверка Международного Мемориала производится с привлечением специалистов Минюста России и ФНС России. Действительно, сотрудники указанных федеральных органов исполнительной власти присутствовали в Международном Мемориале в ходе проверки 21-29 марта 2013 г., знакомились с документами, задавали вопросы представителям Международного Мемориала. Однако участие иных лиц, помимо прокуроров, в проверках исполнения законодательства на основании ст. ст. 21-22 Закона о прокуратуре не предусмотрено. П. 1 ст. 22 Закона о прокуратуре предусматривает, что прокурор вправе требовать выделения специалистов для выяснения возникших вопросов от руководителей проверяемых организаций. Соответственно, такие специалисты — лица, которым доверяет руководитель проверяемой организации, а не те сотрудники контролирующих органов, помощью которых может по своему усмотрению пользоваться прокурор.

Таким образом, решение Прокуратуры г. Москвы о проведении проверки Международного Мемориала с участием специалистов Минюста России и ФНС России незаконно по составу участников, поскольку противоречит п. 1 ст. 22 Закона о прокуратуре.

Во всяком случае, в соответствии с п. 1 ст. 22 Закона о прокуратуре только прокурор и только по предъявлении служебного удостоверения вправе входить на территории и в помещения проверяемых органов. Такое право не распространяется на участников проверки, не являющихся прокурорами. Соответственно, присутствие специалистов Минюста России и ФНС России в помещениях Международного Мемориала в ходе проверки 21-29 марта 2013 г. было незаконно, поскольку противоречило п. 1 ст. 22 Закона о прокуратуре.

Неопределенность и непропорциональность пределов проверки

В соответствии с п. 2 Указания Генеральной прокуратуры РФ от 8 августа 2011 г. № 236/7 «Об исключении из практики прокурорского надзора фактов необоснованного вмешательства в деятельность органов государственной власти, органов местного самоуправления, иных органов и организаций» прокурорам следует исключить из практики случаи необоснованного истребования у органов и организаций материалов и сведений, выходящих за предмет проверки, излишних данных, информации открытого доступа.

Тем не менее, зам. Прокурора г. Москвы были затребованы документы, находящиеся либо в публичном доступе (в том числе, в сети Интернет), либо в распоряжении других государственных органов. К таким документам относятся учредительные документы, сведения об учредителях, документы о поступлении и расходовании денежных средств, об их происхождении. Все эти документы регулярно представляются Международным Мемориалом в Минюст России и ФНС России.

Характер истребованных документов (уставные документы и документы бухгалтерской и налоговой отчетности), соответствие которых законодательству регулярно проверяется в пределах своих полномочий Минюстом России и ФНС России, свидетельствует о том, что Прокуратура г. Москвы проверяет деятельность Международного Мемориала в рамках компетенции Минюста России и ФНС России, что прямо запрещено ч. 2 ст. 21 Закона о прокуратуре.

Последний пункт письма зам. Прокурора г. Москвы от 21 марта 2013 г. требует предоставления «иных документов, относящихся к деятельности организации». Он никак не ограничивает действия прокуроров Прокуратуры г. Москвы и иных лиц, участвовавших в проверке, позволяет им затребовать по их усмотрению, без связи с целью проверки любую документацию в любом объеме, чем допускает непропорциональное вмешательство в конституционное право на свободу объединений и нарушает ст. 11 Конвенции о защите прав человека и основных свобод. Непропорциональность этих требований прокуроров прокуратуры г. Москвы подтверждается и возникшей у Международного Мемориала необходимостью задействовать для их исполнения значительные человеческие (рабочее время нескольких сотрудников) и материальные (бумага, расходные материалы, износ копировальной техники) ресурсы. При этом, никаких аргументов, обосновывающих необходимость столь масштабной проверки, Международному Мемориалу предоставлено не было.

На основании изложенного и руководствуясь ст. ст. 254-258 ГПК РФ

ПРОШУ:

Решение Прокуратуры г. Москвы о проведении проверки Международного Мемориала и действия прокуроров Прокуратуры г. Москвы при ее проведении признать незаконными и обязать Прокуратуру г. Москвы устранить допущенные нарушения в полном объеме.

8 апреля 2013 г.

/А.Б.Рогинский/

Анонсы

Видео

Специальное заседание по вопросам медицины

Фотоматериалы

Президент России