Блоги членов Совета

Статья С. Караганова

Российская газета, 08.04.2011

Роман с тираном без конца?

Национальное примирение невозможно без суда и памяти

Сергей Караганов, руководитель рабочей группы по исторической памяти Совета при Президенте РФ по развитию гражданского общества и правам человека.

Об увековечении памяти жертв тоталитарного режима и о национальном примирении. Именно так называется проект, подготовленный Рабочей группой по исторической памяти Совета при президенте РФ по развитию гражданского общества и по правам человека. Документы переданы президенту, прорабатываются. Работала и продолжает работать над развитием программы большая и расширяющаяся группа членов Совета, историков, архивистов.

Проект вызвал оживленную дискуссию в обществе. На что и был рассчитан. Не думаем, что в ближайший год значительная часть его будет одобрена. Он рассчитан на длительную перспективу. Но без его претворения, уверен, страна не выйдет из нынешнего состояния. И никакая модернизация - ни технологическая, ни политическая не состоится. Главная предпосылка любого рывка вперед наличие субъекта этого рывка - миллионов свободных, патриотичных, чувствующих ответственность за свою страну граждан. Гордость за нее. Пусть временами и горькую. Горькое чувство потерь объединяет точно так же, как и гордость побед.

Рывок вперед российского народа невозможен без возвращения в его массы лучшего, что создала Россия, ее высокой культуры, которая забывается. Но это отдельная тема.

Наш же проект направлен на восстановление самоуважения народа, чувства хозяина своей Родины. На преодоление нынешнего опасного состояния общества. Когда массы презрительно относятся к элитам. Элиты - к массам. Когда продолжает деградировать мораль, что, в частности, выражается в повальной коррупции, в правовом нигилизме. Когда понятия честь, совесть, позор, достоинство выходят из употребления.

Понимаю, что вызову гнев многих уважаемых мною сограждан, моих товарищей. Но рискну утверждать, что даже и свободу мы пока не заслужили. Когда мы ее получили сверху двадцать лет тому назад, мы развалили страну, доставшуюся от предков. А через десять лет - в конце 1990-х чуть не рухнуло и то, что от нее осталось: Российская Федерация.

Во многом это - результат потери чувства нормального патриотизма, самоуважения, чувства хозяина. Сказанное - не отрицание необходимости возвращения политического плюрализма хотя бы для борьбы с удушающей коррупцией.

Уже объявившиеся многочисленные противники предлагаемого проекта восстановления исторической памяти обвиняют его в попытках отвлечь от движения вперед, от нормального строительства светлого будущего. Простим им лицемерие.

Этот проект необходим именно потому, что страна из-за морального кризиса топчется на месте или даже сползает назад. Потому что активная и творческая часть населения снова начинает считать "эту страну" не своей и начинает уходить либо от созидательной деятельности, либо за границу. А наверх вылезает именно та серая неконкурентоспособная масса, которая когда-то совершила революцию, чтобы пограбить, потом убивала лучших, а сейчас просто безудержно ворует.

Народу и элите после последних почти ста лет мало есть за что себя уважать. Единственное, чем можно по настоящему гордиться - Великая Отечественная война. Но ее объединительный потенциал с годами не может не ослабевать.

Восстановление самоуважения общества, гордости и ответственности за свой народ и свою страну невозможно, если мы будем продолжать скрывать от себя страшный грех части наших предков.

Когда они совершили революцию, привели к власти и терпели античеловеческий варварский режим. И участвовали в самогеноциде - системном уничтожении лучших своих представителей, традиционной морали, в разрушении церквей, памятников культуры, во многом самой культуры, права.

Этот самогеноцид продолжался десятилетия, начиная с уничтожения дворянства - наиболее образованной и патриотической части общества, носителей национальной гордости; буржуазии - наиболее предприимчивой и конкурентоспособной его части; через уничтожение и изгнание интеллигенции - носителей интеллекта нации; наконец, через уничтожение духовенства - хранителей традиционной культуры и морали. Затем последовали коллективизация, голодомор, нацеленные на уничтожение лучшего крестьянства. Именно они, видимо, стоили стране наибольшего числа жертв. Затем пошли волны репрессий против новой интеллигенции, военных. После войны в лагеря и на смерть послали военнопленных, которых приравняли к предателям. Потом жестокость репрессий уменьшилась. Хотя процессы деградации, уничтожения или выдавливания лучших, веры, морали, права продолжались.

До сих пор мы точно не знаем, сколько людей было погублено в СССР. Счет, видимо, идет на десятки миллионов. Почти в каждой семье есть жертвы. Но о них до сих пор не очень принято вспоминать. Из-за этого страшного века люди не знают своих прадедов, потеряли связь со страной.

Многое до сих пор неизвестно. Но одно очевидно. Уничтожали и просто так - по разнарядкам. Но, как правило, уничтожали самых лучших представителей народа - трудолюбивых, свободных, умных, сильных, образованных, энергичных.

Продолжать полускрывать от себя эту нашу историю - означает оставаться соучастниками этого страшного преступления против нашего народа. Это означает, что мы согласны оставаться наследниками не лучших, но худших в нем - большевиков, палачей, стукачей, коллективизаторов, организаторов голодоморов, разрушителей церквей, мечетей, синагог. Мы считаем, что народ России достоин лучшей участи и должен сам освободиться от тяжелой части своей истории, через ее узнавание и признание.

Кто-то хочет продолжать гордиться Сталиным. Это их право. Но весь народ не должен скрывать от себя правду, нести на себе бремя вины части наших предков, отказывая себе в праве на самоуважение.

В популярной прессе наш проект получил название "десталинизация". Это название неправильное. Оно возвеличивает одного из самых худших тиранов в истории человечества, который заслуживает только брезгливого презрения. Термин "десталинизация" сваливает ответственность только на него и уводит от понимания сути того режима, наследие которого нужно преодолевать. Режима, который уничтожал лучшее в народе и человеке.

Мы не призываем к походу против наследников того режима. Все были жертвами. Ими становились и палачи. Всем нам нужно поклониться миллионам жертв. Народ, который не почитает и не хочет знать могилы миллионов своих отцов и матерей, вряд ли может надеяться на будущее, уважать себя, ожидать уважения других.

В любом случае программа, которую предлагает Группа по исторической памяти Совета по развитию институтов гражданского общества и правам человека и которую поддерживает подавляющее большинство членов Совета, должна быть нацелена не против, а за. Она должна быть нацелена на формальное окончание гражданской войны, на окончательное национальное примирение. Не нужно рушить памятники красным. У нас в стране и так мало памятников. Главное - нужно почтить память миллионов лучших наших сограждан, сгинувших в той Гражданской войне - через массовую установку памятников жертвам террора тоталитарного режима. Через возвращение их имен в города и села, из которых их увозили на каторгу, смерть, через почтение их памяти.

Нужно развернуть массовое движение по поиску тысяч забытых захоронений жертв режима, придания этим захоронениям статуса воинских кладбищ. Из молодежи, которая будет участвовать в этом движении, вырастет поколение истинных патриотов. Таких же, как люди, занятые поисками захоронений воинов Великой Отечественной. Нужны и поиск, и мемориализация забытых кладбищ воинов, погибших во Второй Отечественной, названной большевиками, сдавшими ради сохранения власти полстраны, Империалистической. Кресты на могилах русских воинов, павших во время Первой мировой войны стоят по всей Центральной Европе. Их практически нет только у нас.

Необходимо и создание единой электронной Книги Памяти жертв тоталитарного режима. Работа над Книгами Памяти ведется, к сожалению, далеко не во всех регионах. Информация из уже изданных книг включена в базу данных, созданную и опубликованную обществом "Мемориал". Благодаря этой работе сотни тысяч людей узнали о трагической судьбе своих предков. Однако в этой базе данных содержится сейчас только 2,7 млн имен, а, по самым скромным оценкам, только на территории Российской Федерации жертвами политических репрессий стали более 6 млн человек. Почти столько же погибло на территории СССР от голодомора. Миллионы были "лишенцами", не имели возможности получить нормальную работу, образование. Они были обречены на прозябание, голод. А ведь "лишенцами" были члены и наследники элиты России, дворян, священников, буржуазии.

Считаю странным, если не унизительным для нас, россиян, отсутствие в Москве общенационального памятника жертвам репрессий. Такие памятники стоят в Астане, Киеве, в других столицах. А мы, что, не хотим почтить своих павших? Или считаем себя наследниками палаческого режима и не хотим отказаться от такой "чести"?

Необходимо и создание, по крайней мере, двух мемориальных комплексов общенационального значения, посвященных истории террора тоталитарного режима. В Москве и Санкт-Петербурге. В принципе идея поддержана на самом высоком уровне. Но ее воплощение застопорилось.

Необходимо и полное открытие архивов времен тоталитарного режима. Формально архивы должны открываться через 30 лет. (Помимо архивов Службы внешней разведки. Они должны раскрываться через 50 лет). На деле архивы фактически закрыты запредельной забюрократизированностью процедуры открытия. И в общественном сознании создается впечатление, что нынешняя власть скрывает что-то, не хочет порывать с террором этого режима, считает его позорные тайны своими. Одновременно закрытость архивов подпитывает демагогию духовных наследников тоталитарного режима, позволяя им отрицать совершенно очевидное. Считается, что полному открытию архивов препятствует ФСБ. Но это противоречит здравому смыслу. Именно эта организация должна выступать застрельщиком открытия архивов, чтобы откреститься от наследия карательных органов советского режима.

Необходимо и завершение (незаконченного полностью до сих пор!) процесса юридической реабилитации жертв политического террора.

И, конечно, необходимо увеличение в разы социальной поддержки жертвам репрессий, часто унизительно мизерной. А ведь эти люди не только незаслуженно пострадали от государства, наследником которого мы себя считаем. Но и своим трудом в нечеловеческих условиях строили дороги и заводы, многими из которых мы пользуемся до сих пор.

Необходимо и продолжение - с учетом мнения местного населения - процесса возвращения улицам городов исторических названий и переименование тех улиц, которые до сих пор названы "в честь" отъявленных палачей.

Давно перезрел вопрос и о захоронении тела Ленина. Но нельзя, чтобы оно заменило весь необходимый комплекс мер по восстановлению исторической памяти и самоуважения народа.

Чтобы выбить историческую память, большевики переименовали сотни (!) улиц в честь забытых ныне немецких революционеров К. Либкнехта и Р. Люксембург. Эти названия выглядят скверным анекдотом. Тысячи улиц носят имя Ленина. Нужно возвращать народу историческую память.

Когда наше общество получит возможность оценить свою историю, ощутит ответственность за нее, возникнет и возможность политико-правовой оценки преступлений тоталитарного режима в СССР, окончательного прощания нашей России с этим режимом.

Но уже сейчас стоит принять ряд относительно безболезненных мер, убыстряющих это расставание. Совершенно очевидно, что публичные выступления официальных лиц любого ранга, отрицающие или оправдывающие преступления тоталитарного режима, должны быть объявлены несовместимыми с пребыванием на госслужбе.

Стоит поднять статус 30 октября - Дня памяти жертв политических репрессий. И, наконец, не отвергая всего лучшего, что было в СССР, нужно восстанавливать связь с великой многовековой Российской империей, от которой нас 70 лет пытались отлучить. Восстанавливать, в частности, через памятные даты. Например, День милиции (10 ноября) опирается на постановление НКВД от 1917 г. о создании рабочей милиции. Между тем День полиции логичнее отмечать 7 июня в честь декрета Петра I от 1718 г. об учреждении Главной полиции. Непонятно, зачем работникам ФСБ нужно считать своим профессиональным праздником день создания ВЧК, а не 28 апреля 1827 года, когда был создан корпус жандармов. А.Х. Бенкендорф как минимум не менее импозантная фигура, чем Ф.Э.Дзержинский. Но корпус жандармов и Третье управление, которые он возглавлял, действовали в рамках закона и не связаны с массовыми репрессиями. Положительные примеры уже есть. День работника прокуратуры опирается на дату указа Петра I от 1722 г.

И, возможно, стоит переименовать странновато ныне звучащий в условиях нормализации отношений с Польшей День народного единства 4 ноября в День памяти жертв гражданской войны и национального примирения. Тем более что ноябрь 1612-го ознаменовался не только изгнанием поляков, но и окончанием "смуты", т.е. гражданской войны.

Ключевым для нашей программы является не только осознание и преодоление тяжких последствий тоталитарного режима, создание условий для предотвращения его рецидивов в любой форме. Но и возвращение России ее истинной идентичности, выработка новой, нацеленной в будущее. Это возможно и необходимо делать на основе воспитания в себе гордости за то, чем мы по праву можем гордиться. И многими в ХХ веке. И, конечно же, блистательным XIX веком, длившимся почти полтораста лет: с Екатерины II до 1917 г.

Надо просто напомнить себе, что мы страна не Ленина и Сталина, а Суворова, Кутузова и Жукова и главное - Пушкина, Гоголя, Толстого, Достоевского, Чехова, Чайковского, Пастернака, Твардовского, Королева, Сахарова, Солженицына. И, наконец, Петра, Екатерины II, Александра II, Столыпина.

Двадцать лет тому назад, когда страна свергла коммунизм, многим казалось, что после первых трудностей станет лучше. Но травма, нанесенная семьюдесятью годами, оказалось глубже. Нужно лечить ее. В том числе и через восстановление исторической памяти, увековечивание жертв, возрождение истинного национального самоуважение и достоинства каждого отдельного человека, воспитание в нем гражданина, чувства ответственности за свою Родину - в славе и в горести.

Моисей водил народ по пустыне 40 лет. Двадцать лет мы уже отбродили. Нужно не растратить следующие двадцать.

Повторю. В предвыборный год трудно надеяться на выполнение многого из предложенного.

Поэтому мы приглашаем всех ознакомиться с программой, обсудить, оспорить, дополнить. Претворять ее в жизнь все равно придется. Лишь бы не было слишком поздно.

Анонсы

Видео

Специальное заседание по вопросам медицины

Фотоматериалы

Президент России