Блоги членов Совета

.Интервью М. Федотова журналу "Профиль", 03.09.2012


«Ситуация с правами человека развивается по синусоиде, сейчас мы находимся внизу этой синусоиды...» — считает советник президента РФ Михаил Федотов.

Возвращение в Кремль Владимира Путина и ужесточение политики в отношении оппозиции вызывали серьезный кризис в Совете при президенте РФ по развитию гражданского общества и правам человека. Группа правозащитников и общественных деятелей, пришедших в совет при Дмитрии Медведеве, в конце весны — начале лета заявила о своем выходе оттуда. В сентябре предстоит ротация членов совета. Кто займет освободившиеся места? Пока ответить на этот вопрос не может никто, даже глава совета, советник президента РФ Михаил Федотов.

ПРОФИЛЬ: Осенью совет ждет пополнение и обновление состава. Как вы считаете, много ли новых лиц мы увидим и много ли нынешних членов совета его покинут?

Федотов: Я знаю, что совет обновится минимум на треть, потому что сейчас из 39 мест свободны 13. И надеюсь, что новый состав будет не хуже старого, а ведь именно нынешний состав в прошлом году президент Дмитрий Медведев назвал лучшим за всю историю совета. Не готов называть конкретные новые фамилии, но, повторюсь, надеюсь, будет не хуже. Пока поступило 190 анкет желающих участвовать, 1 сентября планируем вывесить их и начать общественную дискуссию по кандидатам. Окончательный список сформируем с учетом общественного мнения (по результатам заседания рабочей группы по ротации, состоявшегося 27 августа, был утвержден список анкет кандидатов в члены совета из 83 человек. — «Профиль»).

ПРОФИЛЬ: Считаете лы вы деятельность совета эффективной?

Федотов: Я считаю, что Совет по правам человека работает эффективнее государства в этой сфере, к большому несчастью; если бы государство работало в этой области эффективно, нам было бы нечего делать. Одна из наших главных побед случилась год назад, когда по инициативе президента Медведева была реализована либерализация Уголовного кодекса. Именно наш совет активно продвигал идею либерализации, участвовал в написании поправок в УК, которые были приняты. В этом роль Совета по правам человека сложно переоценить. Но это не единственное, что удалось. За последние годы мы провели более полутора сотен экспертиз самых сложных дел, например, дел ЮКОСа и Магнитского, велась работа по изменению антикоррупционного законодательства, работа по внесению изменений в закон об НКО, упрощающий правила их регистрации и деятельности. Я перечислил только основное.

ПРОФИЛЬ: Как по-вашему, ситуация с правами человека в России в последнее время улучшается или ухудшается?

Федотов: На мой взгляд, ситуация с правами человека развивается по синусоиде, сейчас мы находимся внизу этой синусоиды. Но будет подъем вверх и улучшение ситуации, наша задача — чтобы этот подъем начался как можно скорее, а следующий спуск, наоборот, нескоро. Но в настоящее время, к сожалению, ситуация все-таки печальная.

ПРОФИЛЬ: В последнее время Россия подверглась суровой критике международных правозащитных организаций именно в связи с ситуацией по правам человека. В ответ российские власти обычно отвечают, что не надо Западу вмешиваться в суверенные дела нашей страны. Кто прав?

Федотов: Как ни странно, логика в таких заявлениях есть. Не надо нас заставлять силой учить уроки. Мы знаем эти уроки, мы зачеты пока плохо сдаем, вот в чем беда. И нам надо учиться бороться за права человека внутри страны, не прибегая к помощи международных инстанций по каждому поводу. Иначе создается странная ситуация: получается, что правозащитной деятельностью в России занимается кто угодно, кроме ее граждан. Надо развивать правозащитное движение у себя в стране.

ПРОФИЛЬ: Оно развивается? Что бы вы посоветовали небольшим правозащитным организациям — их сейчас много создается в регионах?

Федотов: Правозащитное движение развивается, и действительно возникают все новые группы. Я бы посоветовал очень простую вещь: давайте действовать вместе. Выходите с нами на контакт, обязательно налаживайте взаимодействие
с представителями президента по правам человека у себя в регионах, становитесь частью большой сети. Правозащитой трудно заниматься в одиночку: чтобы она была эффективной, нужно объединяться.

ПРОФИЛЬ: Как совет оценивает последние громкие политические события, в частности, приговор по делу панк-группы Pussy Riot?

Федотов: Мы считаем этот приговор судебной ошибкой. Совет выступил со специальным заявлением по этому делу. Мы намерены добиваться торжества закона в отношении этих трех девушек. В любом случае мы планируем вмешаться в ситуацию. На мой взгляд, их поступок — это не сфера уголовного права, а сфера административной ответственности. В их действиях ведь не было мотива религиозной ненависти, значит, не было и хулиганства в уголовно-правовом смысле, приговор должен быть оправдательным, на мой взгляд. За кощунство в современной России не судят, да и в России XIX века, хотя такая статья в Уголовном кодексе была, за такое преступление полагался арест на срок до 8 месяцев. Pussy Riot же все-таки судили в XXI веке и по нашему нынешнему Уголовному кодексу, где такого состава преступления нет. Мы готовы провести общественно-правовую экспертизу по этому делу, хотя пока есть надежда, что Мосгорсуд, куда адвокаты девушек подали жалобу на приговор, все-таки оперативно исправит эту судебную ошибку — а это ошибка, причем серьезная.

ПРОФИЛЬ: Как вы относитесь к инициативе депутата Ильи Костунова ввести уголовную ответственность за критику судей, прозвучавшей в контексте общественного осуждения приговора Pussy Riot?

Федотов: Отрицательно. Мне кажется, эта идея противоречит статье 29 Конституции России, гарантирующей свободу мнений. Не понимаю, какими соображениями руководствовался депутат Костунов, когда придумывал эту инициативу. Надо уж, скорее, вводить ответственность за препятствование критике, это больше соответствует духу Основного закона.

ПРОФИЛЬ: Есть еще одно громкое уголовное дело, которое развивается на наших глазах, — дело о беспорядках на Болотной площади. Есть ли у Совета позиция по этому вопросу?

Федотов: Нас очень беспокоит сложившаяся ситуация, но пока недостаточно фактов, чтобы выступить с заявлением. Впрочем, сейчас все члены Совета вернутся к работе и, как я понимаю, недостатка в фактуре у нас не будет. Мы ее соберем, проанализируем, далее будем решать. Но мы внимательно следим за этим делом и, конечно, если после анализа мы поймем, что речь идет о нарушении прав человека и принципов законности, мы выступим с заявлением и точно так же будем бороться, чтобы справедливость была восстановлена.

Из заявления Совета при президенте РФ по развитию гражданского общества и правам человека
Приговор, вынесенный Хамовническим районным судом Москвы трем участницам панк-группы Pussy Riot, не мог не вызвать широкий общественный резонанс в России и за рубежом. Обществу далеко не безразлично, когда уголовный закон распространяют на действия, влекущие по закону только административную ответственность.

Неужели наш правоприменитель не знает, что «никто не может нести ответственность за деяние, которое в момент его совершения не признавалось правонарушением» (ст. 54 Конституции РФ)? Тем более что это точно совпадает со словами апостола Павла: «Где нет закона, нет и преступления». Неужели он не понимает, что такая правоприменительная практика подрывает один из основополагающих правовых принципов, согласно которому уголовное наказание может быть назначено только за деяния, заранее, прямо и недвусмысленно названные и запрещенные именно уголовным законом?
Данное уголовное дело рождает и другие вопросы, касающиеся соблюдения принципов справедливого правосудия в демократическом правовом государстве. Почему, например, подсудимые были вынуждены несколько часов выслушивать приговор в наручниках? Почему всем подсудимым определили одинаковые сроки заключения, хотя у двоих из них есть малолетние дети? Почему наказание не могло быть условным или хотя бы с отсрочкой исполнения до достижения детьми совершеннолетия?

Источник

Анонсы

Видео

Специальное заседание по вопросам медицины

Фотоматериалы

Президент России