Блоги членов Совета

Блоги членов Совета

Вчера в Верховном суде Российской Федерации началось рассмотрение апелляционной жалобы на приговор Сулейману Эдигову, приговоренному к 14,5 годам лишения свободы. Правозащитники уверены, что осужденный был вынужден оговорить себя под пытками. Однако Верховный суд России пока отказывает в удовлетворении всех ходатайств стороны защиты. Следующее заседание назначено на 10.00 7-го ноября.

Напомним, что 23 мая 2014 года Верховный суд Чеченской Республики признал Сулеймана Эдигова виновным в совершении преступлений, предусмотренных ст. 317 («Посягательство на жизнь сотрудника правоохранительного органа») и ст. 222 ч. 2 («Незаконные приобретение, передача, сбыт, хранение, перевозка или ношение оружия, совершенные группой лиц по предварительному сговору») УК РФ. Сулейман был приговорен судьей Германом Александровым к четырнадцати с половиной годам лишения свободы с отбыванием наказания в колонии строгого режима.

Дело Эдигова стало известным на всю страну после того, как 1 ноября 2013 года судья Верховного Суда ЧР Вахид Абубакаров взял самоотвод по рассматриваемому им данному делу. Как указал тогда в постановлении судья, причиной этому стал звонок «лица, представившегося министром внутренних дел по Чеченской Республике генерал-лейтенантом Алхановым Русланом Шахаевичем» и предостерегавшего его от вынесения оправдательного приговора.
Более того, судья Абубакаров в своем постановлении о самоотводе (1 стр., 2 стр.) пояснил: «В ходе судебного следствия суду представлена совокупность согласующихся доказательств, подтверждающих доводы подсудимого Эдигова С.С. о том, что подчиненные Алханову Р.Ш. оперативные работники полиции 03.08.2012 незаконно похитили его, лишали свободы до 12.09.2012, обматывая алюминиевой проволокой пальцы рук, подвергали пыткам электротоком, принуждая к признанию вины, причинили ему долго не заживающие, гнившие раны 4 и 5 пальцев обеих рук по их окружности».

«После вмешательства должностного лица такого уровня в рассмотрение мной уголовного дела в отношении Эдигова С.С. любой приговор, в последующем постановленный мной, даже в моем собственном сознании, помимо моей воли, будет выглядеть уступкой перед предостережением при обвинительном приговоре или демонстрацией смелости при вынесении оправдательного приговора, т.е. заказным или протестным», – резюмировал тогда свой отвод судья Верховного Суда ЧР.

Тем не менее, в дальнейшем новый судья по делу, Герман Александров, отказал подсудимому в удовлетворении ходатайства об отводе всем судьям Чечни из-за давления на их коллегу Вахида Абубакарова на основании того, что «причины его самоотвода не подтверждены фактическими обстоятельствами». После этого вынес Эдигову обвинительный приговор.

Тем временем, ни доказательства, собранные в ходе судебного следствия судьей Абубакаровым, ни значительный общественный резонанс, ни обращения к Генеральному прокурору и председателю Следственного комитета, ни внимание Совета при Президенте РФ по развитию гражданского общества и правам человека не смогли повлиять на ситуацию.

«Увы, и надежда на Верховный суд России пока не оправдывает себя. Во-первых, сам процесс, заявленный 5-го октября на 10 часов утра, начался с огромным опозданием, в 18.30. В итоге было заметно, что после целого дня работы судьям трудно концентрироваться на происходящем, – сообщает присутствующий на процессе юрист МРОО «Комитет против пыток» Антон Рыжов. – Но удручает, конечно, не столько это, сколько само существо судебного разбирательства. Так, в самом его начале один из защитников Эдигова, Саид-Ахмед Юсупов, заявил ходатайство о проведении дополнительной судебно-медицинской экспертизы в Ростовской лаборатории медико-криминалистической идентификации. Вопросы, выносимые на суд эксперта: каков механизм образования, давность происхождения обнаруженных у Эдигова повреждений рук, имеются ли данные, свидетельствующие о получении им электротравмы? Отмечу, что эксперты в России уже дают ответы на подобные вопросы, и на основании заключений указанного экспертного учреждения уже выносились приговоры судов. Верховный суд России, однако, отказал в этом ходатайстве».

Между тем, один из адвокатов Эдигова, член Совета по правам человека при Президенте РФ, Юрий Костанов, поддерживая ходатайство своего коллеги, отметил следующее обстоятельство. В протоколе дополнительного допроса обвиняемого от 13 марта 2013 года Эдигов указал, что он получил порезы на руках до своего задержания – якобы, примерно в июле 2012 года он менял электрическую лампу у себя на съемной квартире в Швеции, и эта лампа взорвалась в руках Сулеймана. Костанов справедливо подчеркнул, что, согласно экспертизе, рубцы на его пальцах кольцевидные, поэтому он выразил сомнение в обоснованности получения таких повреждений в приведенной ситуации: «Не взрываются в руках лампочки так, чтобы повреждены были тыльные стороны кисти или пальцев. Это нонсенс. Боюсь, мы имеем дело с процессом судьи Александрова против сэра Исаака Ньютона».

Не удовлетворил суд и следующее ходатайство. Адвокат Эдигова просил судей огласить сорок восемь доказательств из материалов дела, свидетельствующих, на взгляд защитников, о пытках и беспардонной фальсификации доказательств. Суд посчитал подобное ходатайство необоснованным, заявив, что если в этом будет необходимость, они всегда смогут обратиться к материалам дела в совещательной комнате.

Затем адвокат Юсупов заявил ходатайство о признании целого ряда доказательств по делу недопустимыми, в том числе, из-за пыток, примененных к Сулейману, а также из-за давления на членов его семьи. Решение по этому ходатайству судьи примут в пятницу, когда продолжится апелляционное разбирательство. Начало в 10.00.

Антон Рыжов: «Ну и последнее, о чем необходимо сказать – о позиции представителя Генеральной прокуратуры РФ господина Титова. Она, мягко говоря, вызвала недоумение. Планомерно выступая против заявленных ходатайств, прокурор свел суть дела к простой ситуации – раз Эдигов на предварительном следствии и в начале судебного процесса признался в совершении преступления – то в принципе все противоречия и неустановленные обстоятельства по делу сути не меняют. Поэтому в удовлетворении всех ходатайств следует отказать. После процесса присутствовавшая на суде журналист «Новой Газеты» Елена Милашина, не сдержав эмоций, задала господину прокурору закономерный вопрос: «А в чем бы признались Вы, если бы к Вашим мизинцам подключили электрический ток?». Господин прокурор на этот вопрос ответа не дал».

Источник: Комитет против пыток