Блоги членов Совета

Блоги членов Совета

Генеральному прокурору РФ
Чайке Ю.Я.
    
Уважаемый Юрий Яковлевич!


5 декабря 2014 года в 19:25 на странице Главы Чеченской Республики Кадырова Р.А. в одной из социальных сетей появилась запись о проведении Кадыровым Р.А. совещания «с министрами, главами и кадиями районов и начальниками ОВД» в связи с произошедшим накануне вооруженным нападением группы лиц на объекты в г. Грозном.

В данной записи Глава Чеченской Республики, помимо прочего, указывает: «Я официально заявляю, что пришел конец времени, когда говорили, что родители не отвечают за поступки сыновей или дочерей. В Чечне будут отвечать! Если отец видит, что сын встал на путь террора и ваххабизма, пусть сдает его властям или остановит иными путями до того, как он прольет кровь… Если боевик в Чечне совершит убийство сотрудника полиции или иного человека, семья боевика будет немедленно выдворена за пределы Чечни без права возвращения, а дом снесен вместе с фундаментом».

Данные слова Кадырова Р.А. были процитированы, в частности, в прямом эфире телеканала «Россия 24» (сюжет можно посмотреть здесь, новость с цитатами Главы Чеченской Республики доступна по адресу).

Согласно ст.49 Конституции Российской Федерации, «каждый обвиняемый в совершении преступления считается невиновным, пока его виновность не будет доказана в предусмотренном федеральным законом порядке и установлена вступившим в законную силу приговором суда».

Статья 5 Уголовного кодекса Российской Федерации предусматривает, что «лицо подлежит уголовной ответственности только за те общественно опасные действия (бездействие) и наступившие общественно опасные последствия, в отношении которых установлена его вина». При этом «объективное вменение, то есть уголовная ответственность за невиновное причинение вреда, не допускается».

Это означает, что родственники боевика, который «в Чечне совершит убийство сотрудника полиции или иного человека», могут подлежать уголовной ответственности и понести заслуженное наказание лишь в случае вынесения судом обвинительного приговора, которым будет установлена вина и степень участия в совершенном преступлении.

Привлечение же лица к уголовной ответственности лишь за сам факт родства с преступником российским законодательствам исключено.

Что касается иных видов ответственности родственников преступников, помимо уголовной, то российское законодательство предусматривает лишь одну подобную возможность – она предусмотрена федеральным законом № 35-ФЗ от 6 марта 2006 года «О противодействии терроризму».

Статья 18 данного закона предусматривает, что «возмещение вреда, включая моральный вред, причиненного в результате террористического акта, осуществляется в порядке, установленном законодательством Российской Федерации о гражданском судопроизводстве, за счет средств лица, совершившего террористический акт, а также за счет средств его близких родственников, родственников и близких лиц», однако осуществляется это лишь «при наличии достаточных оснований полагать, что деньги, ценности и иное имущество получены ими в результате террористической деятельности и (или) являются доходом от такого имущества».

Никаких иных законных мер ответственности родственников лиц, признанных судом преступниками, просто не существует.

Более того, самовольное установление должностными лицами ограничений прав граждан, не предусмотренных законом, также противоречит Конституции Российской Федерации, поскольку права и свободы человека и гражданина могут быть ограничены лишь федеральным законом (ст.55 Конституции). 

Предлагаемые же Главой Чеченской Республики Кадыровым Р.А. в его официальном заявлении «выдворение за пределы Чечни без права возвращения», а также снос домов «вместе с фундаментом» не только не предусмотрены законом, но и прямо противоречат ему.

Будучи совершенными, такие действия станут безусловным нарушением конституционных прав граждан – в данном случае, право свободно передвигаться, выбирать место пребывания и жительства (ст.27 Конституции), право частной собственности (ст.35 Конституции) и право на жилище (ст.40 Конституции).

Само собой, соответствующей квалификации эти действия подлежат и в соответствии с российским Уголовным кодексом.

Хочу отметить, что, по информации различных правозащитных организаций, практика уничтожения домовладений и совершения иных незаконных действий в отношении родственников лиц, зачастую лишь подозреваемых в причастности к деятельности НВФ, в Чеченской Республике не является чем-то новым.

Так, сотрудники Правозащитного центра «Мемориал» только с лета 2008 года по март 2009 года зафиксировали 26 случаев поджога домов родственников боевиков.

В том же 2009 году о подобной практике рассказывала и руководитель московского отделения правозащитной организации Human Rights Watch Татьяна Локшина. Представители Human Rights Watch на тот момент насчитали около 20 случаев поджога домов родственников боевиков в разных районах Чеченской Республики.

Вот что рассказывает о типичных случаях поджогов Татьяна Локшина: «В основном, это происходит ночью. Приезжают на нескольких машинах вооруженные люди в камуфляжной форме. Люди, насколько можно понять, состоящие в структурах МВД, выгоняют людей из дома на улицу, либо выгоняют во второй дом, который находится в том же дворе, - что для Чечни довольно типично, - и там запирают.

Дальше, никуда не спеша, очень неторопливо они сдвигают мебель, разбрасывают легко возгорающиеся предметы, достают из своих машин канистры с бензином, обливают все бензином, поджигают - и, в основном, не уезжают сразу. Они еще полчасика или больше стоят - чтобы убедиться, что возгорание произошло, что от дома ничего или мало чего останется»
.

И хотя после 2009 года случаев поджогов домов родственников предполагаемых боевиков в Чеченской Республике стало меньше, они не исчезли совсем.

Так, «22 апреля 2012 года в окрестностях с. Герзель-Аул Гудермесского района Чеченской Республики в результате спецоперации республиканских силовых структур были убиты два боевика – Ахмед Бантаев, 1990 г.р., уроженец с. Комсомольское Гудермесского района, и Бислан Алхазов, 1988 г.р., уроженец с. Кошкелды Гудермесского района. Также в ходе операции были убиты два сотрудника Гудермесского РОВД – подполковник Аслан Джамалдаев, начальник уголовного розыска и младший лейтенант Ахмад Адалаев.

Через два дня после спецоперации в с. Комсомольское пришли вооруженные люди в камуфляжной форме, выгнали родственников Бантаева из их дома, находившегося недалеко от школы в центре села, и сожгли его. Бантаевым не разрешили вынести из дома ничего, даже документы. На месте поджога находилась пожарная машина, но каким образом она там оказалась, неизвестно. По словам местных жителей, ее вызвали силовики для того, чтобы огонь не перекинулся на соседний дом. Пожарным дали команду поливать водой только его. Дом и имущество Бантаевых сгорели полностью. Дом принадлежал деду и бабушке убитого боевика Ахмеда Бантаева.

На восточной окраине села, на ул. Олимпийская, находился дом, принадлежавший родителям Ахмеда; в нем жили квартиранты. Их тоже выгнали из дома, не разрешив ничего взять с собой, а дом сожгли
(Сайт Мемориала)».

Действия в отношении родственников лиц, подозреваемых или обвиняемых в совершении преступлений, не ограничиваются уничтожением домовладений.

Нередки случаи бесследного исчезновения родственников, а также их незаконные задержания и применение насилия. Целым рядом подобных дел занимаются юристы Межрегиональной общественной организации «Комитет против пыток» и Сводной мобильной группы российских правозащитных организаций (СМГ), работающей в Чеченской Республике.

Так, в сентябре 2013 года в СМГ обратился Мурад Сулумбекович Амриев, которого, с его слов, 25 августа 2013 года задержали и доставили в здание УМВД г. Грозного. Там его продержали в наручниках в течение двух дней: избивали, пытали электричеством, подвешивали к потолку, унижали. Также он рассказал, что одним из его похитителей был высокопоставленный сотрудник МВД РФ по Чеченской Республике Магомед Дашаев.

Амриев М.С. объяснил, что Дашаев уже организовывал его задержание в 2010-ом году. Сотрудник полиции подозревал старшего брата М.С. Амриева в покушении на него в 2008-ом году. Брат Амриева М.С. давно переехал из Чечни в Германию, и добраться до него местным полицейским не представляется возможным. По словам Амриева М.С., необходимой информацией о покушении он не обладал, но под пытками был вынужден подписать какие-то документы.

Спустя двое суток, вечером 27 августа, Дашаев со своими людьми отвез избитого М.С. Амриева домой к родителям. В квартиру семьи Амриевых вошло около 15 человек. Начались переговоры. Основным требованием Дашаева было возвращение старшего брата М.С. Амриева в Чечню. Однако в связи с опасениями за безопасность уехавшего родственника семья Амриевых не могла гарантировать этого возвращения. Такой ответ не удовлетворил Дашаева, он резко встал и вышел. При этом семье Амриевых было сказано, что если его старший брат не вернется в Чечню, то вся ответственность за покушение перейдет на Мурада.

В этой связи правозащитники направили в региональный Следственный комитет сообщение о преступлении. Следственный комитет провел ряд доследственных проверок, 06 ноября 2014 года по делу было вынесено очередное постановление об отказе в возбуждении дела
(Сайт Комитета против пыток).

В 2009 году к правозащитникам неоднократно обращались заявители, которые рассказывали и об уничтожении домовладений, и о похищении родственников.

В частности, 07 декабря 2009 года в СМГ обратилась Раиса Саидахмедовна Турлуева, которая пояснила, что 21 октября 2009 года на территории домовладения  № 117 по ул. Ганчаева с. Гойты Урус-Мартановского района Чеченской Республики произошло боестолкновение между сотрудниками правоохранительных органов и участниками незаконных вооруженных формирований в количестве 3 человек. В ходе указанного боестолкновения и произошедшего впоследствии пожара сгорели жилые постройки указанного выше домовладения, принадлежащего Турлуевой Р.С.

Материалы, собранные юристами СМГ, позволили им сделать вывод, что участники незаконного вооруженного формирования не могли совершить поджог домовладения.

Это подтверждается:

- объяснениями Турлуевой Р.С., Садулаевой Л.В., Яхьяевой М.А., Ибрагимова Э.А., которые указывают на то, что поджог дома произошел после того, как два участника незаконного вооруженного формирования были убиты, а третьему удалось сбежать. Также потерпевшая и свидетели утверждают, что домовладение было оцеплено законными вооруженными формированиями и не могло быть подожжено третьими лицами.

- видеозаписью пресс-службы МВД РФ по ЧР, сделанной 21 октября 2009 года, на которой видно, что по окончанию активной фазы боестолкновения в домовладении не было пожара (данная видеозапись была размещена на сайте МВД РФ по ЧР).

19 декабря 2009 года по данному факту Ачхой-Мартановским МСО СУ СК при прокуратуре РФ по ЧР было возбуждено уголовное дело № 73054, однако версия об умышленном поджоге надлежащим образом проверена не была.

В день описанного боестолкновения (21 октября 2009 года) сын Турлуевой. Р.С., Саид-Салех Абдулганиевич Ибрагимов, 1990 года рождения, был задержан сотрудниками специального полка милиции УВО при МВД по ЧР по охране объектов нефтегазового комплекса Чечни («нефтеполк»). В течение несколько дней Ибрагимов С.-С.А. предположительно находился в помещениях полка.

Юристами СМГ было установлено, что 21 октября 2009 года Ибрагимов С.-С.А. был задержан и доставлен сотрудниками полка УВО при МВД по ЧР в административное здание полка, расположенное в г. Грозном. Туда же около 24 часов того же дня был доставлен Аднан Абдуллаевич Ибрагимов (родной дядя Сайд-Салеха), который видел Ибрагимова С.-С.А. и разговаривал с ним. Со слов Ибрагимова А.А., в это же время в кабинете присутствовало большое количество сотрудников полка, которые высказывали претензии Ибрагимову С.-С.А. и угрожали его убить в качестве кровной мести в связи с гибелью их товарища во время боестолкновения по месту жительства Ибрагимова С.-С.А. После разговора Ибрагимова А.А. отпустили, а его племянника – Ибрагимова С.-С.А. – оставили на территории полка.

28 декабря 2009 года по сообщению о безвестном исчезновении Ибрагимова было возбуждено уголовное дело № 66102. Расследование дела периодически приостанавливалось и возобновлялось. Дальнейшая судьба Ибрагимова С.-С.А. неизвестна, личности похитителей не установлены.

В настоящее время по делу «Турлуева против России» вынесено решение Европейского суда по правам человека, который установил нарушение Европейской конвенции о защите прав человека и основных свобод в отношении заявителя
(Сайт Комитета против пыток).

Далеко не во всех случаях совершения незаконных действий в отношении родственников лиц, подозреваемых или обвиняемых в совершении преступлений, пострадавшие обращаются в правоохранительные органы, считая это бесполезным. И такое отношение граждан нельзя назвать безосновательным, поскольку расследование по заявлениям тех, кто все же решил обратиться за помощью к государству, как правило, остается безрезультатным.

В частности, о неэффективности расследования дел о похищении людей в Чеченской Республике неоднократно заявлял «Комитет против пыток» (см. Доклад о состоянии расследования уголовных дел, возбужденных по фактам пыток и исчезновения людей в Чеченской Республике, составленный по материалам Сводной мобильной группы российских правозащитных организаций в Чеченской Республике).

Летом 2014 года произошел первый случай выселения родственников преступника с территории Чеченской Республики, приобретший общественный резонанс. По сообщениям средств массовой информации, жители села Гой-Чу единогласно приняли решение выдворить из республики всю семью Хусейна Дахтаева, совершившего 22.06.2014 года нашумевшее убийство сотрудника полка ППСП УМВД РФ по городу Грозному Ахмеда Допаева в надземном переходе в Ленинском районе Грозного.

Таким образом, учитывая приведенные выше примеры незаконных действий в отношении родственников лиц, подозреваемых в совершении преступлений (или преступников), можно обоснованно предположить, что официальное заявление Главы ЧР будет непременно претворено в жизнь.

Однако мерами, не соответствующими Конституции России и другим нормам российского права, установление законности и защита прав граждан невозможны.

Полагаю, что имеющихся в распоряжении государственных органов Чечни законных полномочий вполне достаточно для реализации стоящих перед руководством республики задач и решения имеющихся проблем, в том числе для борьбы с преступностью. Предложение и внедрение в практику противоречащих закону мер способно лишь усугубить ситуацию.

Кроме того, считаю, что подобные высказывания и призывы со стороны главы субъекта Российской Федерации создают опасный прецедент самовольного нарушения основного закона страны – Конституции России, соблюдать которую лично Рамзан Кадыров поклялся под присягой («Клянусь при осуществлении полномочий Главы Чеченской Республики уважать и охранять права и свободы человека и гражданина, защищать права многонационального народа Чеченской Республики и верно служить ему, соблюдать и защищать Конституцию Чеченской Республики и законы Чеченской Республики» – цитата из текста его присяги).

Учитывая вышеизложенное, а также тот факт, что Кадыров Р.А. сделал указанное заявление официально, и данное заявление именно в таком качестве транслировалось центральным телеканалом,

прошу Вас:

Организовать проведение проверки, по результатам которой дать оценку законности высказываниям Главы Чеченской Республики Кадырова Р.А., принять соответствующие меры прокурорского реагирования, а в случае выявления признаков преступления направить материалы в Следственный комитет Российской Федерации для проведения процессуальной проверки и решения вопроса о возбуждении уголовного дела.

Каляпин И.А.

В аналогичном обращении к Председателю Следственного комитета Бастрыкину А.И. Каляпин обратил внимание на наличие, на его взгляд, в высказывании Главы Чеченской Республики признаков подстрекательства к совершению должностными лицами преступления, предусмотренного статьей 286 Уголовного кодекса Российской Федерации («Превышение должностных полномочий»). В связи с этим, Каляпин попросил Бастрыкина организовать проведение процессуальной проверки в порядке ст.ст.144-145 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации для решения вопроса о возбуждении уголовного дела при наличии к тому оснований.